Об авторе
События
Книги

СТИХИ
ПРОЗА
ПЕРЕВОДЫ  
ЭССЕ:
– Poetica
– Moralia
ИНТЕРВЬЮ
СЛОВАРЬ
ДЛЯ ДЕТЕЙ

Фото, аудио, видео
Из Нового Завета. «Рождественские главы»
Средневековая словесность  
Франциск Ассизский
Из литургической поэзии
Квинт Гораций Флакк
Император Адриан
Теодульф Орлеанский
Данте Алигьери
Франческо Петрарка
Пьер де Ронсар
Виктор Гюго
Жерар де Нерваль
Фридрих Гельдерлин
Стефан Малларме
Эмиль Верхарн
Поль Элюар
Дилан Томас
Филипп Жакоте
Эмили Диккинсон
Эзра Паунд
Райнер Мария Рильке
Поль Клодель
Томас Стернз Элиот
Пауль Целан
Франсуа Федье
Статьи о переводе
Средневековая словесность
Из «Посланий св.Антония Великого»
О «внимании себе». Вступление

Антония Великого, основателя пустынножительства, нельзя отнести к эпохе Средневековья: он – один из отцов этой эпохи, один из ее истоков. Исследователь египетского монашества пишет об Антонии: «Его жизнь представляет собой мост между двумя эпохами – временем мучеников и временем христианской империи»1. Жизнь Антония Великого известна куда шире, чем его послания, подлинность которых окончательно признана только в позднейшее время. Только в двадцатом веке перестали сомневаться в том, что семь посланий, которые еще бл. Иероним считал принадлежащими св. Антонию, дошли до наших дней: одно послание и несколько фрагментов на коптском языке, еще одно – на сирийском, очевидно, непосредственно основанное на коптском оригинале; и все семь – в латинской и грузинской версиях пропавшего греческого перевода2. Несмотря на некоторые темные места в переводах – а если верить св. Афанасию, сам коптский оригинал должен был быть записан под диктовку – мы чувствуем, что в посланиях с нами на самом деле говорит Антоний «жития» (имеется в виду «житие», составленное св.
Афанасием Великим, – О.С.) (там же).

Поверхностное чтение не заметит в этих посланиях ничего особенного: от долгого обращения эти обороты, эти цитаты, этот словарь могут показаться знакомой стертой риторикой. Однако в словах Антония содержатся удивительные вещи, о которых в дальнейшей традиции, может быть, никогда не вспоминали с такой силой.

Одна из них – его постоянная мысль о познании себя как о познании божественного в себе, «бессмертного начала»; с этого, повторяет он многократно, начинается духовная жизнь. «Тот, кто познал себя, познал Бога». И поэтому «тот, кто может любить себя, любит всех».
В дальнейшем о «познании себя» или «внимании себе» думали преимущественно как о распознавании и обличении в себе греховных движений. Антоний говорит и об этом, о «духе различения» и о необходимости видеть «свой позор» («Ибо тот, кто знает собственный позор, тот и стремится вновь к своей высокой чести; и кто знает свою смерть, знает и свою вечную жизнь») – но начинает с другого: с узнавания в себе первоначальной «умной сущности», «начала без конца», с необходимости «знать, что всякий грех и вина чужды природе нашей умной сущности». Тот, кто ее не узнал («не узнал себя»), и может утверждать еретические вещи (говорит он в связи с Арием) и совершать злые дела.

Другая удивительная мысль (или чувство – см. дальше о значении «ума» и «сердца» в коптской традиции) Антония – это его «история церкви», которую он начинает с Ветхого Завета, с Авраама: история всех тех, кого влечет к Богу «закон, вложенный в наше сердце». Она выглядит как история исцеления человека, история освобождения («слово свободы») и всеобщей связи: «от ближнего наша погибель, и жизнь наша тоже от ближнего». В ней продолжают действовать и живые, и те, кто умер: «те, кто жнет, вместе с теми, кто сеет».

Много других удивительных рассуждений (в частности, о «вторичности» имен, о «неверной телесной речи») можно встретить в этих семи посланиях. Но чего в них не встретишь – так это повествования о прославленных многими художниками Нового времени искушениях св. Антония. «Послания ни слова не говорят о тех дьявольских наваждениях, которые описаны в житии и которыми почти исчерпывается представление о Святом Антонии в народной традиции» (там же).

В этой выборке я позволила себе сократить повторяющиеся (но никогда не повторяющиеся дословно, всегда с новыми подробностями) места3.


Послание первое Антония, отшельника и главы отшельников, братьям, обитающим повсюду

Прежде всего – мир любви вашей в Господе!
Думаю, братья, что души, которые влекутся к любви Божией, бывают трех родов, мужчины это или женщины. Есть такие, кто призваны законом любви, который заключен в их природе и который изначальное Благо насадило в них при первом творении. Слово Божие пришло к ним, и они без малейшего сомнения последовали за ним, с готовностью, как праотец Авраам: ибо когда Господь увидел, что не от людей он научился любить Бога, но по закону, вложенному в природу его с самого зачатия4, Господь явился ему и сказал: «Пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе» (Быт. 12:1). И тот пошел, не сомневаясь и не медля, но готовый к своему призванию. Он образец того расположения духа, которое и доныне пребывает во всех, кто идет по его стопам. Трудясь и ища страха Божия в терпении и тишине, они достигают истинного рода жизни, поскольку души их готовы следовать за любовью Божией. Это первый род призвания.
Второе призвание таково. Есть люди, которые слышат писаный Закон, свидетельствующий им о муках и страданиях, уготованных для нечестивых, и об обетованиях для тех, кто достойно ходит в страхе Божием; и свидетельство писаного Закона побуждает мысль их искать, каким образом возможно войти в призвание, как об этом свидетельствует Давид, говоря: «Закон Господень непорочен, обращающий души: свидетельство Господне верно, умудряющее младенцев» (Пс. 18, 815). И в другом месте: «Явление словес Твоих просвещает и вразумляет младенцев» (Пс. 118, 130); и многое еще, чего мы здесь не можем привести.

Третье призвание таково. Есть души, которые вначале были жестокосердны и закоснели в делах греха; и вот всеблагой Бог по милости Своей посылает таким душам очищение скорбями, пока они не умягчатся и не придут в чувство; и обратятся, и приблизятся, и войдут в знание, и покаются от всего сердца, и обретут истинный образ жизни, как и те, другие, о ком мы уже сказали.

Вот три расположения, которыми души приходят к покаянию, пока они не достигнут благодати и призвания Сына Божия.
Итак, относительно тех, кто вошли в покаяние всем сердцем и сделались, вопреки всем досаждениям плоти, мужественными воинами в битве, которая поднимается против них, пока не одолеют – я думаю, прежде всего, Дух призывает их и облегчает им битву и услаждает для них покаяние, показывая им, как им подобает каяться в душе и теле, пока не научит, как обратиться к Господу, сотворившему их. И Он сообщает им дела, которыми они могли бы утеснять душу и тело, чтобы и душа и тело очистились и вместе вошли в свое наследство.

Вначале тело очищается многим пощением, бдением и молитвами и служением, которое укрепляет человека телесно, отсекая всякую плотскую похоть. И Дух Покаяния становится руководителем его в этих вещах и испытывает его ими, чтобы враг не смог вернуться назад.
Затем Дух-водитель начинает открывать очи его души, чтобы и ей подать покаяние и тем самым она бы очистилась. Ум6 начинает различать между телом и душой, и начинает учиться у Духа, как очистить и тело, и душу покаянием.

И наученный Духом, ум становится нашим проводником в трудах души и тела, указывая, как очистить их. И он отделяет нас от плодов плоти, которые смешались с каждым членом тела нашего с первого прегрешения, и приводит все члены тела к их первоначальному состоянию, которое не имело ничего от нечистого духа. И тело приводится в подчинение уму, поучаясь у Духа. Как ап. Павел говорит: «Я усмиряю и порабощаю тело мое» (1 Кор. 9, 27).


(…)


Все эти вещи я сказал вам, возлюбленные, чтобы знали вы, как требуется от человека приносить покаяние в теле и в душе и очищать их, и тело, и душу. И если ум победит в этом состязании, он будет молиться в Духе и начнет изгонять из тела душевные страсти, которые вошли в него по его собственной воле. И тогда Дух устанавливает с умом дружеское сотрудничество, поскольку ум хранит повеления, которые Дух сообщил ему. И Дух научает ум, как врачевать все душевные раны и очищаться от всего того, что смешано с членами тела его, и от других страстей, которые хотя и не в теле, но смешались с его волей. И для глаз устанавливает он правило, чтобы они видели верно и чисто и чтобы не было в них греха. Затем устанавливает он правило для ушей, чтобы они слушали в мире и больше не имели бы жажды или желания слушать о дурном или же о падениях и унижениях человеческих; но радовались бы слушанию о добром и о том, каким образом каждый человек может стоять твердо, и о том, какая милость явлена всему творению, которое некогда было недужным в этих членах.

Затем Дух учит чистоте язык, поскольку язык был поражен тяжелым недугом: ибо недуг, поразивший душу, выходил наружу в словах, посредством языка, который душа употребляла как свое орудие, и таким образом поразила его тяжким недугом и язвой и сама этим орудием – языком – была уязвлена. Апостол Иаков свидетельствует и говорит нам: «Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, то обольщает свое сердце, у того пустое благочестие» (Иак. 1, 26). И в другом месте он говорит: «Язык небольшой член, но оскверняет все тело» (Иак. 3, 5–6) – и много еще, чего теперь я не могу привести вам.Но если ум укрепляется крепостью, полученной от Духа, он очищается и освящается и учится различать слова, которые приходят на язык, чтобы в них не было пристрастия и самоволия, и таким образом исполнилось бы слово Соломоново: «Слова мои исходят от Господа, и нет в них суеты и лукавства» (ср. Притч. 8, 8). И в другом месте он говорит: «Язык мудрых врачует» (Притч. 12, 18) и много еще.

И затем Дух исцеляет движения рук, которые некогда двигались беспорядочно, следуя произволу ума. Но теперь Дух поучает ум, как очистить их, чтобы они трудились, творя милостыню и молитву, и исполнилось бы слово о них, гласящее: «Пусть воздеяние рук моих будет жертвой вечерней» (Пс. 140, 2) и в другом месте: «Рука прилежных обогащает» (Притч. 10, 14).

После этого Дух очищает чрево, как оно ест и пьет; ибо пока душевные желания действенны в нем, оно не знает насыщения в своем алчном желании пищи и питья, и через это бесы совершают свои нападения на душу. Об этом Дух сказал через Давида: «Гордым оком, и несытым сердцем, с сим я не ел» (ср. Пс. 100, 5). И тем, кто ищет в этом чистоты, Дух предписывает установления: вкушать в меру потребного для укрепления тела, но делая это, не иметь вкуса похоти: и тем исполнить сказанное Павлом: «Итак, едите ли, пьете ли, все делайте во славу Божию» (1 Кор. 10, 31).

Затем в отношении плотского вожделения, которое располагается ниже чрева, ум получает поучение Духа и различает три рода движений, о которых мы говорили выше, и упорствует в их очищении, и Дух помогает и укрепляет его; и все эти движения укрощаются силою Духа, который устанавливает мир во всем теле и отсекает от него все страсти. Об этом говорит ап. Павел: «Умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть» (Кол. 3:5) и прочее.

И после того и ногам подает Он очищение. Некогда они не ступали право, в согласии с Богом; но теперь ум, собранный под властью Духа, очищает их, чтобы они ступали по Его воле, ходя и служа в добрых делах, так чтобы и все тело изменилось и обновилось и было в послушании Духу. И думаю я, что когда все тело очистилось и приняло полноту Духа, оно обрело некую часть того духовного тела, которое получит в воскресение праведников.

Все это сказал я вам о том, что касается недугов души, которые примешаны к членам телесной природы, в которых душа движется и действует; и таким путем она, душа, делается проводником для злых духов, которые через нее входят и действуют в членах тела. Но я говорил, что у души есть еще и недуги нетелесные: и теперь покажем их. Гордость – недуг души нетелесный; а также тщеславие, зависть, ненависть, нетерпение, леность и другое. Но если душа предаст себя Господу от всего сердца, Господь помилует ее и подаст ей Духа Покаяния, который будет свидетельствовать ей о каждом грехе, и больше они не приблизятся к ней; и Он покажет ей тех, кто восстают на нее и хотят не позволить ей отделиться от них, ведя тяжкую битву, чтобы не могла она пребывать в покаянии. Но если она выстоит и будет послушна Духу, поучающему ее покаянию, Творец не помедлит снизойти к ее изнеможенью в покаянии и, видя ее в телесных трудах, многих молениях, и постах, и сокрушении, и в поучении словам Божиим, в отречении от мира, в смирении и слезах, и упорствующую в сокрушении, тогда милосердный Бог, видя труды ее и послушание, смилуется над ней и спасет ее.

Конец послания, которое св. Антоний шлет братьям.


Послание второе

Дорогие и досточтимые мои братья, я, Антоний, приветствую вас в Господе.

Воистину, возлюбленные мои в Господе, не один только раз посетил Бог Свои творения; но от сложения мира, когда кто бы то ни было шел к Создателю всех, ведомый законом Его завета, который вложен в нас, Бог Сам был с каждым из них щедротами Своими и благодатью Своего Духа. Что же до таких разумных тварей, в чьей природе этот завет охладел, и проницательность ума умерла, так что они больше не способны знать себя самих по своему первому состоянию, про таких я скажу, что они сделались окончательно неразумными, и поклонились твари, а не Творцу.
Но Творец всяческих в великой Своей щедрости посещал нас через этот вложенный в нас закон Своего завета. Ибо Он сущность бессмертная. И те, кто стали достойными Бога и возрастали в насажденном в них завете Его, и были учимы Духом Его Святым, и обрели Дух Усыновления, все они смогли поклониться Творцу своему, как подобает: это те, о ком говорит Павел, что они еще «не получили обещанного» ввиду замысла о нас (Евр. 11, 39).

И Творец всяческих, который не раскаивается в Своей любви (ср. Пс.), желая посетить нашу немощь и смущение, воздвиг Моисея Законодавца, который дал нам писаный закон и заложил для нас основание Дома Истины, который есть Вселенская церковь, соединяющая нас в Боге; ибо Он желает, чтобы мы могли возвратиться к нашему первому началу. Моисей созидал дом, но не завершил его, оставил и ушел. Затем Господь Духом Своим воздвиг сонм Пророков. И они строили на основании Моисеевом, но не могли завершить дома, и тоже оставили его, и ушли. И все они, будучи облаченными Духом, видели, что рана неисцелима и что никакое творение не в силах уврачевать его, но единственно Сын Единородный, сама Премудрость Отчая и Образ Его, Который по Своему образу сотворил всякую разумную тварь. Ибо они познали, что Спаситель – этот великий врач; и они собрались вместе и стали молиться за члены свои, то есть за нас, восклицая и говоря: «Разве нет бальзама в Галааде? Разве нет там врача? Отчего же нет исцеления дщери народа моего?» (Иер. 8, 22). «Врачевали мы ее, но не исцелилась; оставим же ее и пойдем прочь» (Иер. 51, 9).

Но Господь в Своей изобильной и необманной любви пришел к нам, говоря через Святых Своих: «Сын человеческий, изготовь себе сосуды пленнические» (Иез. 12, 3). И Он, «будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, и стал послушен даже до смерти, и смерти крестной: посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос во славу Бога Отца» (Флп. 2, 6–11). И теперь, возлюбленные, пусть слово это будет внятно вам, что щедрость Отца не пощадила Единородного Своего ради нас, но Он предал Его за спасение всех нас (ср. Рим. 8, 32): Он отдал Себя Самого за грехи наши (Гал.1, 4), и наши беззакония уничижили Его, и «ранами Его мы все исцелились» (Ис. 53:5), и словом силы Своей Он собрал нас изо всех стран, от конца земли до другого конца, и совершил воскрешение ума нашего, и отпущение грехов наших, и научил нас, что мы члены друг другу.

Молю вас, братья, разумейте это великое промышление, что Он стал искушен, подобно нам, во всем кроме греха (Евр. 4,15). И каждое из разумных созданий, ради которых по преимуществу и пришел Спаситель, должно исследовать Его образец и познать собственный ум и различать хорошее и дурное, чтобы стать свободным через Его пришествие. Ибо все получившие освобождение по Его промыслу называются рабами Божиими. И в этом еще нет совершенства, но для своего времени это праведность, и она ведет к усыновлению. И Спаситель наш Иисус познал, что они приблизились к тому, чтобы принять Духа Усыновления, и что они познали Его, наученные Святым Духом; и Он сказал им: «Я уже не называю вас рабами, но братьями и друзьями: потому что все, чему Отец научил меня, Я открыл вам и научил вас» (ср. Ин. 15, 15). Потому, обретя в уме дерзновение, поскольку они познали себя и свою умную сущность, они возвысили голос и сказали: «Если мы и знали Тебя по плоти, то ныне уже не знаем Тебя так» (ср. 2 Кор. 5, 16). И они приняли Духа Усыновления и воскликнули, говоря: «Мы приняли не духа рабства, опять в страх, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: Авва, Отче!» (Рим. 8:15). Отныне, Боже, мы знаем, что Ты даровал нам – что мы дети и наследники Божии и сонаследники Христу (Рим. 8, 17).

Но пусть слово это будет внятно у вас, возлюбленные: если кто-либо не приготовит собственного исправления и не потрудится изо всех своих сил, пусть такой знает, что для него пришествие Спасителя будет в суд. Ибо для одних это «вкушение смертоносное к смерти», для других «вкушение живительное к жизни» (2 Кор. 2, 16). Ибо Он «лежит на падение и восстание многих в Израиле и в знаменье пререкаемое» (Лк. 2, 34). Умоляю вас, возлюбленные, именем Иисуса Христа: не пренебрегайте вашим спасением, но пусть каждый из вас разрывает сердце свое, а не одежды свои (Иоил. 2, 13), опасаясь, как бы не носить нам это монашеское платье напрасно и не приготовить себе суда. Ибо вот, уже теперь близко время, когда дела каждого из нас будут испытаны (…).


Послание третье

Человек разумный, который приготовил себя к освобождению через пришествие Иисуса, знает себя самого в своей умной сущности. Ибо тот, кто знает себя, знает и промышления Творца и все, что творит Он со Своими созданиями. Сердечно возлюбленные в Господе, члены наши и сонаследники святых, умоляю вас именем Христа Иисуса, чтобы был вам дан от Господа дух различения ощутить и знать, как велика любовь, которую я имею к вам: не телесная любовь, но любовь духовная, любовь веры. Что касается до ваших телесных имен, нет нужды писать их вам, потому что это имена преходящие. Если человек знает свое истинное имя, он увидит и имя истины. Потому, пока Иаков боролся ночь напролет с ангелом, имя его еще оставалось Иаков; но когда настало утро, имя ему было названо Израиль, что значит: «Ум, видящий Бога» (Быт. 32, 24–30).

(…)

И мне, бедному узнику Иисуса, время сие, к которому мы пришли, принесло радость, и скорбь, и рыдание. Ибо многие в нашем поколении облачились в одежду веры, но от силы ее отреклись (ср. 2 Тим. 3,5). А о тех, кто приготовили себя к освобождению через пришествие Иисусово, о тех я радуюсь. Но о тех, кто совершают свои дела будто бы во имя Иисуса, но при этом творят волю собственного сердца и собственной плоти, о тех я скорблю. И о тех, кто увидели, как время долго, и сердце их изнемогло в них, и они сняли с себя одеяние веры, и стали как дикие звери – о них я рыдаю. Знайте же, что для таких пришествие Иисуса обращается великим судом. Но вы, возлюбленные, знайте себя, чтобы знать и время свое, и готовьтесь принести себя самих в жертву угодную Богу.

Истинно, возлюбленные мои в Господе – ибо я пишу вам как людям разумным, которые могут знать себя, – вам известно, что тот, кто знает себя, знает Бога: и тот, кто знает Бога, знает и благодеяния, которые Он творит созданиям Своим. Пусть слово это будет внятным вам, что не плотская это любовь, которую я имею к вам, но духовная любовь веры: ибо Бог прославляется в соборе святых Своих (Пс. 88, 8). Готовьте себя, ибо у вас есть заступники в молитве Богу о вашем спасении, чтобы низвел Он в ваше сердце тот огонь, который Иисус пришел низвести на землю (Лк. 12, 49), и вы могли бы упражнять сердца ваши и чувства, чтобы знать, как различать добро от зла, правое от левого, истинное от ложного. Иисус знал, что дьявол берет свою силу в вещах мира сего, и Он созвал учеников Своих и сказал им: «Не собирайте себе сокровищ на земле» и «Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам позаботится о себе» (Мф. 6, 19; 6, 34). Истинно, возлюбленные мои, вы знаете: когда ветер благоприятствует, кормщик прохлаждается: но при встречном и бурном ветре, вот когда узнается цена кормчего. Так знайте же, какого рода время, к которому мы пришли.

Обо всем, что касается слова свободы, многое можно было бы сказать еще. Но «дай повод мудрому, и он будет еще мудрее» (Прит. 9, 9). Я приветствую вас, от малого до великого, в Господе. Аминь.


Послание четвертое

(…)

Истинно, возлюбленные мои, пишу вам как людям разумным, которые могут знать себя. Ибо тот, кто знает себя, знает Бога: и тот, кто знает Бога, достоин служить Ему как подобает. Возлюбленные мои в Господе, знайте себя. Ибо те, кто знают себя, знают и свое время: и кто знает свое время, тот в силах стоять твердо и не колебаться от чуждых языков.

Ибо касательно Ария, который восстал в Александрии и изрек нелепые слова о Единородном, приписывая начало Безначальному и конец Тому, Кто неизъясним среди людей, и движение Тому, Кто недвижен, – (что скажем?). Если человек согрешит против человека, то помолятся о нем Богу; если же человек согрешит против Господа, то кто тогда будет заступником ему? (ср. 1 цар. 2, 25). Человек этот возложил на себя тяжкое дело и неисцелимую язву. Ибо если бы такой знал себя, язык его не высказал бы того, о чем он не имеет знания. Но ясно видно, что не знал он себя.


Послание пятое

(…)

Поистине, дети мои, мы обитатели смерти нашей, и постояльцы в доме разбойника, и закованы в оковы смерти. И потому не давайте сна очам вашим, ни веждам вашим дремоты (Пс. 132, 4), чтобы принести себя в жертву Богу во всей святости, которой никто не может наследовать без освящения. Воистину, возлюбленные мои в Господе, пусть слово это будет внятно у вас: делайте доброе, и так вы утешите всех святых и доставите веселие служению ангелов и радость пришествию Иисусову: ибо вплоть до этого часа не имели они покоя в попечении о нас. И мне, убогому бедняку, обитающему в этом скудельном жилище, и моей душе вы также доставите радость. Истинно, дети мои, наша немощь и унижение, в котором мы пребываем, – горе для всех святых, и они плачут и стенают о нас перед Творцом всех. И по этой причине Господь Вседержитель гневается на наши дурные дела, из-за стенаний святых. И напротив, когда мы совершенствуемся в праведности, то доставляем радость народу святых, и они усердно молятся и ликуют перед нашим Создателем. И Сам Он, Творец всего, радуется нашим делам по свидетельству Своих святых, и вознаграждает нас дарами Своей милости сверх всякой меры.


Послание шестое

Антоний – всем дорогим моим братьям в Арсиное и в ее окрестностях и всем, кто с вами, привет. Всех вас, приготовивших себя, чтобы идти к Богу, приветствую вас в Господе, возлюбленные, от малого до великого, и мужей, и жен, святых чад Израиля по вашему умному существу.

Истинно, дети мои, великое благословение пришло к вам, ибо велика милость, сошедшая на вас в вашем поколении. И подобает вам, ради Того, кто посетил вас, не слабеть в вашем рвении, пока вы не принесете себя в жертву Богу во всей святости, без которой никто не может войти в наследство.

Истинно, возлюбленные мои, великое дело для вас, чтобы вы просили уразуметь ту умную сущность, в которой нет ни мужчины, ни женщины, но которая бессмертна, имея начало, но не имея конца. И следует вам знать, что и она пала в унижение и великий позор, который настиг всех нас; и все же она бессмертная сущность, которая не должна истлевать вместе с телом.

(…)

Я хочу, чтобы вы знали, дети мои, что я не перестаю молить Бога о вас день и ночь, чтобы открыл Он вам очи сердца вашего, и вы могли бы видеть множество тайных козней, которые изливают на нас злые духи ежедневно в эти нынешние дни. Хочу я, чтобы Господь дал вам сердце знающее и дух различения, чтобы вы смогли принести ваши сердца как жертву чистую пред Отцом, в великой святости без порока. Истинно, дети мои, они непрестанно завидуют нам, со своими злыми советами, и тайным гонением, и тонкой злобой, и богохульными помыслами; и свои предательства они сеют в сердце наше каждый день, и свою сердечную косность, и тьму свои печалей, которые они приносят нам ежечасно, и тусклость свою, которой они ежедневно делают тусклыми наши сердца, и весь гнев и взаимные обиды, которым они учат нас, и самооправдание в том, что мы делаем, и осуждение, которое они вносят в наше сердце, понуждая нас, когда мы сидим в одиночестве, осуждать ближних наших, которые и не живут с нами; и презрение, которое они поселяют в нашем сердце гордостью, когда мы жестокосердны и презираем друг друга, огорчая друг друга жестокими словами, жалуясь ежечасно, обвиняя других, а не себя, полагая, что невзгоды наши происходят от ближних, судя и рядя о том, что снаружи, тогда как грабитель наш внутри, в доме нашем; и споры и раздоры, в которых мы оспориваем друг друга, пока не добьемся своего, чтобы явиться оправданными в глазах других.

Злые духи внушают нам ревность о делах, которые мы не в силах исполнить, и заставляют томиться тем, что нам поручено и что на пользу для нас. Они заставляют нас смеяться, когда время плакать, и плакать, когда время смеяться, и просто сбивают нас постоянно с верного пути в сторону. И есть еще множество других хитростей, которыми они обращают нас в рабство себе, и не время теперь все их описывать. Но когда они наполняют сердце наше всеми этими обманами, и мы кормимся ими, и они становятся нашей пищей, тогда Бог снисходит к нам, и посещает нас, чтобы вернуть нас из этого тяжкого тела, и мы могли покинуть его. И затем злые дела, которые мы в заблуждении нашем совершили, будут явлены нам в теле, подлежащем наказанию: и мы вновь облачимся в это тело – ибо Господь в Своем терпении попускает это – и будет для нас последнее наше хуже первого (Мф. 12, 45). Потому не уставайте молить благость Отца, не снизойдет ли к вам помощь от Него, чтобы вы научились узнавать, что праведно.

Истинно говорю вам, дети мои, сосуд, в котором мы обитаем, – погибель для нас и дом, исполненный войны. Поистине, дети мои, говорю вам, что всякий, кто наслаждается по собственной воле и покоряется собственным помыслам, и принимает то, что сеется в сердце его, и услаждается этим, и полагает в сердце своем, что в этом есть некие необычайные, избранные тайны, и оправдывает себя в том, что делает, – душа такого человека – логово злых духов, подстрекающих его к злому, и тело его – сокровище нечестивых тайн, которые оно таит в себе: и велика над ним власть бесов, потому что он не обличил их открыто перед всеми людьми.

Не ведомо ли вам, что у них не единственный способ хотиться за нами, который мы могли бы узнать и потому избежать его? Исследуйте, и вы не обнаружите такого, чтобы грех их и беззакония открывались телесным образом, ибо телесно они невидимы; но следует вам знать, что это мы служим телами для них, ибо душа наша принимает их мерзость и затем, приняв ее, она обнаруживает ее посредством тела, в котором мы обитаем. Итак, дети мои, не будем же предоставлять им места, иначе мы навлечем на себя гнев Божий, а они сбегут к себе домой и посмеются над нами. Ибо они знают, что от ближнего наша погибель, и жизнь наша тоже от ближнего. Кто когда-либо видел Бога, и усладился Им, и сохранил Его в себе, и не позволил, чтобы Он оставил его, но помогал бы ему, доколе живет он в этом тяжком теле? Или кто когда видел беса в его битве с нами, чтобы он упреждал и не давал нам совершить доброе дело и нападал на нас телесным образом, так что мы испугались бы его и сбежали? Ибо они сокрыты, и это мы нашими делами делаем их явными. Ибо все они по своей умной сущности – из одного источника, но когда они бежали от Бога, возникло среди них великое разнообразие, по разнообразию их действий.

(…)

Итак, по этой причине, тот, кто грешит против ближнего, грешит против себя, и тот, кто делает зло ближнему, делает его себе; и тот, кто делает ближнему добро, благотворит себе. Иначе, кто в силах сделать зло Богу, и найдется ли такой, что мог бы обидеть Его; или кто мог бы утешить Его, или кто мог бы даже служить Ему, или кто мог бы даже благословить Его благословением, в котором Он бы нуждался, или кто в силах почесть Ему почестью, достойной Его, или восхвалить Его по достоинству? Итак, пока мы еще одеты этим тяжким телом, будем пробуждать Бога в себе, оживляя друг друга, и предадим себя самих на смерть ради душ наших и ради друг друга; и если мы так поступим, то в нас будет являться сущность Его к нам сострадания. Не будем самолюбцами, чтобы не подпасть под власть их изменчивой силы. Ибо тот, кто знает себя, знает всех людей. Потому и сказано: «Он вызвал все сущее из небытия к бытию» (ср. Прем. 1, 14). Это относится к нашей умной природе, которая скрыта в этом теле тления, но она не принадлежала ему изначально, и она будет от него освобождена. Но тот, кто может любить себя, любит всех.

(…)

Я говорю с вами как с мудрыми людьми, дети мои: истинно, я боюсь, как бы голод не одолел вас в пути на том месте, где подобает нам обогатиться. Я надеялся увидеть вас лицом к лицу во плоти. Но ожидаю времени, и оно близко, когда мы сможем лицом к лицу увидеть саму сущность каждого, когда скорбь, и печаль, и воздыхание отлетят, и радость будет над головою всех (ср. Ис. 35, 10).


Послание седьмое

(…)

Мы с вами еще нуждаемся во взаимном утешении в наших убогих словах. Но когда ум достигает истинного разумения, он больше не нуждается в неверной телесной речи. Но я радуюсь обо всех вас, истинных чадах Израиля по вашей умной сущности. Ибо прежде всего разумный человек должен узнать себя самого, и затем узнавать о Боге и обо всех щедротах, какие милость Его оказывает нам; и затем знать, что всякий грех и вина чужды природе нашей умной сущности. Ибо Творец наш, увидев, что по нашему свободному выбору мы приобрели все эти неестественные вещи, в которых мы умираем, и, движимый состраданием к нам, по благости Своей пожелал вернуть нас к тому началу без конца, и посетил создания Свои, не пощадив Себя Самого ради спасения всех нас.

(…)

1 Перевод сделан с английского перевода Дерваса Дж.Читти, известнейшего исследователя египетского пустынножительства, по изданию: The Letters of Saint Antony the Great. Translated by Derwas J. Chitty, D.D.Foreword by Bishop Kallistos of Diokleia. SLG Press.Convent of the Incarnation. Fairacres. Oxford. Eighth Impession, 1995.

2 Основные издания «Посланий», на которых основывается английский перевод: латинская версия: Migne, PG, XL,977–1000;сирийская версия (только первое послание): ed. F. Nau, Revue de l’Orient Chretien, XIV(1909), pp. 282–297; грузинская версия, с фрагментами коптского оригинала: еd. G. Garitte, Corpus Scriptorum Christianorum Orientalium, vols. CXVIII (1955: текст), CXLIX (1955: латинский перевод).

3 Полностью «Послания» опубликованы отдельной книгой: «Послания св. Антония Великого». М., Синтагма, 2003, без указания имени переводчика.

4 Ср. «Блажен ты, Петр, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. Я говорю тебе: Ты Петр, и на сем камне Я создам церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее» (Мф.16, 17–18). Здесь, как и в словах Антония об Аврааме, подчеркнуто знание, полученное не от «плоти и крови», т.е. не от человека (Прим. пер.). Ср.: «И никто не знает Сына кроме Отца; и Отца не знает никто кроме Сына и кому Сын хочет открыть» (Мф. 11, 27) (Прим. пер.).

5 Ссылки на книги Св. Писания даются по славянскому переводу. Часто цитирование в «Посланиях» свободное, и в таких случая мы следуем за оригиналом (Прим. пер.).

6 Здесь стоит привести слова английского переводчика и исследователя «Посланий»: «Разные переводы напоминают нам о том, что в коптском одно и то же слово должно было обозначать и ум (греч. nous), и сердце. Это, вероятно, немаловажное обстоятельство для всей дальнейшей истории христианской духовности».

 Из «Посланий св.Антония Великого»
Из «Синайского Патерика»
Из «Второго жития св.Франциска Ассизского»
Из «Слов брата Эгидия»
Copyright © Sedakova Все права защищены >НАВЕРХ >ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ > Дизайн Team Partner >