Об авторе
События
Книги

СТИХИ
ПРОЗА
ПЕРЕВОДЫ  
ЭССЕ:
– Poetica
– Moralia
ИНТЕРВЬЮ
СЛОВАРЬ
ДЛЯ ДЕТЕЙ

Фото, аудио, видео
Из Нового Завета. «Рождественские главы»
Средневековая словесность
Франциск Ассизский
Из литургической поэзии
Квинт Гораций Флакк
Император Адриан
Теодульф Орлеанский
Данте Алигьери
Франческо Петрарка
Пьер де Ронсар
Виктор Гюго
Жерар де Нерваль
Фридрих Гельдерлин
Стефан Малларме
Эмиль Верхарн
Поль Элюар
Дилан Томас
Филипп Жакоте
Эмили Диккинсон
Эзра Паунд  
Райнер Мария Рильке
Поль Клодель
Томас Стернз Элиот
Пауль Целан
Франсуа Федье
Статьи о переводе
Эзра Паунд
Запоздалый Гильом де Лоррис
Видение Италии
Премудрость, непричастная желаньям,
Белоголовый Нестор с юным взглядом
Над хартией; завидев, благосклонно
Он мне кивнул, как равному. Я понял
По простоте величья: это он.

С ним Тихая Улыбка, экономка,
И Мягкий Смех, слуга и приживал.
И тысячи красавиц: вместе с ними
Он продолжал свой бесконечный пир.
Любовь вилась меж ними, как туман,
Как испаренье, тонкое настолько,
Что зренью не препятствует ничуть,
Но каждую венчает ореолом
Мерцающим мирьядом самоцветов,
Которые затмят рубин и жемчуг земных венцов.

Стройны, как гостьи воздуха, дриады,
Предстали мне прислужницы его.
И Северной Италии селенья
Я первыми увидел. Каждый город
Был женщиной чудесной красоты.
И первой вышла гибкая Верона:
Мы в темноте поцеловались; дальше
Нас что-то друг от друга увело.
Но в сердце я ей назначал свиданья,
И каждый год сходились наши мысли,
Как пальцы с пальцами, глаза с глазами.
Она, в иные годы
Любившая того, чей знак доныне
На Piazza dei Signori: да, того,
«Сhe lo glorifico».
Она простерла руки,
И все в ее объятии глубоком
Исчезло: все воспоминанья горя,
Вся боль, вся немощь, жалкие обломки
Злых помыслов, разбитых озарений
(Душа их копит, мучая себя),
Чего мы разгадать не заслужили.
И все, что означала эта персть,
Забылось; облегченная душа
Вошла в стихию влаги, и прониклась
Не светом, не гармонией, не мощью,
Но тем, что этой троице причастно,
И больше: тишиной послеземной.

Таков был дух Вероны; время шло,
Превосходя мой разум: как моря
В себе самих не обладают формой,
Cioè, как жидкость обретает форму
Лишь схваченная формой твердых тел,
Вино – своим граненым кубком, море –
Базальтовою чашей берегов,
Так мысль моя и память этой мысли
Не даст вам формы знания о том,
Что шло ко мне из роговых ворот.

Когда кончалась эра претворенья
Всего меня в нее, ее в меня,
Я понял: в ней увенчаны две вещи:
Верона – и старинная любовь.
Тут сновиденье смерклось, я очнулся
И низшее начало, рассужденье,
Мне подсказало: вещи – только знаки
Других вещей, все – всех, одна – любых,
Владей мы только правилом пропорций.
Я, в исступленье, на краю виденья
Знал, что значенью вещи нет границ.
Так, честь воздавши Пифагору, вновь
Я возвратился к дому сновиденья
И увидал Фениче: лотос плыл
По пурпуру обвенчанной воды
И духом стал, и черноокой девой.
И я узнал: ей имя – «Все-забвенье»,
Ее зовут «Владычицей Дурманов»,
И зло ее и благо угадал.

И Павия высокая вошла,
Смеясь таинственным чудесным смехом,
И подошла ко мне, и поднесла
Прозрачный кубок светлого вина
Из только что отжатых гроздьев; грозди
Лежали на плечах ее, и пышным
Убором увенчали дивный лоб.
Я отпил, вкус был чист: как бы не хмель,
А жизнь лозы таилась в янтаре.
И был он – память обо всем, что мило.

И далее: Флоренция и Гоито,
И Генуя, Лигурии отрада,
Корнелия Колумба своего:
Муж и провидец, в нем едином – двое,
И каждый – честь и слава отчих мест;
За нею пышная толпа
В венках, гирляндах, пурпурных нарядах,
В плащах пунцовых, в тканях драгоценных,
В поблекшем, но тем более чудесном
Очаровании глубоких фалд:
Мой взгляд скользил по их сквозным рядам,
Но тут: как будто облако тугое,
Чье имя я еще не угадал,
И музыка, какую ясной ночью
Я слышал в зеркале земных ночей,
Cioè? San? _____________ Сан Пьетро у Адидже,
Где свечи алтаря горят, как звезды,
И мягкий сумрак лепит формы-тени,
И славит Бога в глубине, на хорах,
А наверху, в пространстве освещенном,
Над ними и над ракой, в высоте
Две свечки озаряют ключаря,
И сила света хлещет, как вода.

Весь храм позванивал и лепетал:
Так музыка влилась в мои виденья;
Я в ней терялся; и пришел в себя,
Когда, как слышалось, звонят к обедне,
И ветер, белоногий вестник Утра,
Вернул меня земле. Но странный мир,
Какого прежде я почти не знал,
Звучал в уме и примирял с землей.
Из книги «Personæ» 1909

Гильом де Лоррис – средневековый французский поэт (ум. ок. 1238), автор первой части «Романа о Розе», аллегорического куртуазного и мистического эпоса.
Нестор – старейший из ахейских героев; здесь в значении: учитель, предшественник в какой-либо науке.
Фениче – название знаменитого оперного театра в Венеции, который Паунд сравнивает с лотосом также в стихотворении «Цвет лотоса».
Верона и далее: Фениче, Павия, Флоренция, Гоито, Генуя – города Северной Италии.
Cioè– то есть, а именно (ит.).
Роговые ворота – ворота, из которых выходят вещие сновидения (греч. миф.).
Корнелия Колумба своего – Генуя, родина Христофора Колумба, сравнивается с римской матроной Корнелией, дочерью Сципиона Африканского, прославленной матерью двух Гракхов, Тиберия Семпрония и Гая Семпрония (см. Плутарх, «Сравнительные жизнеописания»). Паунд говорит, что в одном Колумбе мать Генуя вырастила двух сыновей, «мужа и провидца».
Ключарь – ап. Петр.

Примечания Э.Паунда:

«Che lo glorifico» – на площади Piazza dei Signori вы увидите надпись, которая переводится так:
«Здесь Кан Гранде делла Скала приютил Данте Алигьери, того самого, который прославил его, посвятив третьему свою вечную песнь».
C.G. vi accolse D.A. che lo
glorifico dedicandogli la terza
delle eterne sue cantiche.
(прим. переводчика.: перевод неточен: «Здесь Кан Гранде приютил Данте Алигьери, который прославил его, посвятив ему Третью из своих вечных кантик» (то есть «Рай», Третью кантику «Божественной Комедии»).

И низшее начало, рассужденье,
Мне подсказало: вещи – только знаки – ср.: Ришар Сен-Викторский, «О приготовлении к созерцанию», где он различает размышление, медитацию и созерцание.
В размышлении мысль или внимание бесцельно порхает вокруг своего предмета.
В медитации она описывает круги вокруг него, то есть видит его систематически, со всех сторон, строя перспективу целого.
В созерцании она излучается из центра, как свет, который исходит от солнца по бесконечному числу путей и достигает предметов, которые к нему относятся или от него зависят.
Я передаю это своими словами, потому что у меня нет при себе текста Benjamin Minor.
Продолжая образ излучения у Сен-Викторца: поэзия на своих вершинах есть выражение созерцания.

(Прим. переводчика: Ришар Сен-Викторский – один из крупнейших представителей знаменитой парижской школы Сен-Виктор де Пари, процветавшей в 15 - 16 вв. и развивавшей созерцательное и мистическое богословие.)

Сан Пьетро (San Pietro Incarnato) – собор Ап. Петра во плоти. Между собором и рекой расположены несколько рядов зданий.

Адидже – река в Северной Италии.
Дерево
De Ægypto
Ночная литания
Partenza di Venezia
В духе Беддоуза
 Запоздалый Гильом де Лоррис
И поэтому в Ниневии
Гвидо приглашает так
Сестина: Альтафорте
Гимн III
Сестина Изольде
Портрет
«Прекрасная Елена» Рэкема
Laudantes Decem Pulchritudinis Johannae Templi
Aux belles de Londres
Франческа
Нильс Люкке
Песня Девы Матери
Плач по молодому английскому королю
Alba Innominata
Плач
Матери Божией искупления грешных
Ballatetta
Мадригал
Paracelsus in Excelsis

Молитва о жизни его госпожи
Речь Психеи в Золотой книге Апулея
«Blandula, tenulla, vagula»
Erat Hora
Эпиграммы
Пролог
Maestro Di Tocar
Ария

VIII. Огонь
X. Алтарь
Apparuit
Quies
Δώρια
Alma sol Veneziae
Из любовной лирики Древнего Египта
Разговоры влюбленных
Три поэта
Плащ
Copyright © Sedakova Все права защищены >НАВЕРХ >ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ > Дизайн Team Partner >