Об авторе
События
Книги

СТИХИ
ПРОЗА
ПЕРЕВОДЫ  
ЭССЕ:
– Poetica
– Moralia
ИНТЕРВЬЮ
СЛОВАРЬ
ДЛЯ ДЕТЕЙ

Фото, аудио, видео
Из Нового Завета. «Рождественские главы»
Средневековая словесность
Франциск Ассизский
Из литургической поэзии
Квинт Гораций Флакк
Император Адриан
Теодульф Орлеанский
Данте Алигьери
Франческо Петрарка
Пьер де Ронсар
Виктор Гюго
Жерар де Нерваль
Фридрих Гельдерлин
Стефан Малларме
Эмиль Верхарн
Поль Элюар
Дилан Томас
Филипп Жакоте
Эмили Диккинсон
Эзра Паунд
Райнер Мария Рильке
Поль Клодель  
Томас Стернз Элиот
Пауль Целан
Франсуа Федье
Статьи о переводе
Поль Клодель
Река
Выразить реку с ее водой – это нечто:
это не что иное, как огромное непобедимое влеченье
И не что иное – на карте или в мысли – как все
без пропусков: поглощенье
Явного и вероятного по ходу теченья.

И никакой задачи, кроме горизонта – да моря где-то
вдали, как счастье.
И соучастье рельефа в этом весе и страсти.

И одно усилие – кротость, и одно терпение – связь,
и одно орудье – разум,
и одна свобода, и она не иное,
Как вечно впереди меня идущая встреча
с неизбежностью и строем.

Не шаг за шагом, но всей массой сразу,
всей, какая растет, тяжелеет, идет.
Материк за мной: захваченная мыслью земля дрогнула
и двинулась вперед.

Всеми точками своего бассейна – а это мир – и всеми
фибрами своего дыханья
Река созывает к себе все, что необходимо
для нарастанья.

Грохочущий каменистый поток – или ключ
с целомудренных гор,
сверкающий в череде святых теней,
Или настой пахучих болот, от которого овцы
делаются жирней, –

Главный замысел, сколько хватает глаз,
обогащается от случайностей и противотоков.
И артерия бредет путем своим, не беспокоясь
фантазиями притоков.

И вертит мельницы, и города на ее берегах –
один за другим – становятся прекрасны и объяснимы.
И тащит всей силой весь этот мир,
судоходный, плавающий и мнимый.

И последний порог, как первый, как все, преодоленные
в свой черед,
Волей всей земли, идущей за ней, –
не сомневайтесь, она возьмет!

О Премудрость, однажды увиденная! Разве не за тобой
я пустился в путь с юности моей начальной?
И когда я сбивался и падал, разве не ты поджидала меня
с улыбкой терпящей и печальной?

Чтобы снова мало-помалу я встал, преследуя
непререкаемое твое молчанье.
Это ты была, в час спасения моего, это лицо твое,
высокая дева, первая, кого я встретил в Писанье!

Ты, как второй Азария, взявший Товию в свое попеченье.
Стада твоего из единой овцы ты не покинула ни
на мгновенье.

Сколько же стран мы вместе минули! сколько
происшествий и лет!
И после долгой разлуки – радость этих встреч, светлей,
чем свет!

И вот уже солнце так низко, что можно, кажется,
дотянуться рукой.
И так длинна твоя тень, что, как сама дорога, ложится
за тобой.

Сколько хватает зренья, лежит она за тобой, и она –
твой след.
И для того, кто глаз с тебя не сводит,
нет головокруженья и сомненья нет.

Лес или поле, превратности разных мест, ливень,
завеса дыма –
Все в присутствии лица твоего делается золотым
и различимым.
И я всюду пойду за тобой, как за матерью боготворимой.
Баллада (Мы уже уезжали множество раз...)
Невменяемый (Верлен)
Песня в день Святого Людовика
Святой Николай
Святая Цецилия
Баллада (Негоцианты Тира...)
Ответ мудрого Цинь Юаня
Предисловие к «Атласному башмачку»
Предисловие к «Атласному башмачку» (Другая версия)
Святой Иероним
Solvitur acris hiems
 Река
Музыка
Два града
Copyright © Sedakova Все права защищены >НАВЕРХ >ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ > Дизайн Team Partner >