Об авторе
События
Книги

СТИХИ  
ПРОЗА
ПЕРЕВОДЫ
ЭССЕ:
– Poetica
– Moralia
ИНТЕРВЬЮ
СЛОВАРЬ
ДЛЯ ДЕТЕЙ

Фото, аудио, видео
Из ранних стихов
Дикий шиповник  
Тристан и Изольда
Старые песни
Ворота. Окна. Арки
Стансы в манере Александра Попа
Стелы и надписи
Ямбы
Китайское путешествие
Недописанная книга
Вечерняя песня
Элегии
Начало книги
Дикий шиповник
Легенды и фантазии
(1976 - 1978)
Сретение
Пророков не было. Виденья были редки.
И жизнь внутри изнемогла,
как в говорящей, пробующей клетке
непрорастающая мгла.

     – Еще усилие – и всё, что возникает,
     я всё, как руку, протяну,
     весь этот сон о том, как время протекает
     через враждебную страну.

           И время движется, как реки Вавилона.
           Неразделенную длину,
           огромные года, их сон уединенный –
           я всё, как руку, протяну.

Я руку протяну, чтобы меня не стало.
И знаю, как она пуста –
растенье пустоты, которое теряло
все, что впитала пустота.

       Да, время движется, как реки Вавилона,
       но тайну рабства своего,
       но сердце рабства – музыкальным стоном
       не выдаст плачущее существо.
       И будет плакать молча и влюбленно
       там, где заставили его:

           – Прости, что эта жизнь не значит ничего –
           она не знает о значеньи:
           в живом волнении терпенья твоего
           удержанное утешенье.

       И забывая, и не зная как,
       по тьме египетской участья
       она несет тебе неповторимый мак –
       коробку зрения и счастья!

Я вижу по земле, что вещи и значенья
она должна перевести:
так, как дитя глаза – на смелое растенье,
уже решившее цвести.
       Да, время движется, как реки Вавилона,
       но есть в безумии его
       лицо, полюбленное легионом
       чудес, хранящих вещество,

       и каждый человек во сне неразделенном
       искал и требовал его.

– Я выхожу из времени терпенья,
я выхожу из смертных глаз.
     Ты руку протяни, спускаясь по ступеням
     в последний из мильона раз!

      Как медленно по шлюзам долголетья
         из ослепляющего сна
           к нам жизнь спускается и, как чужая, светит,
             уже не зная, где она,
               как засыпающие дети,
                 невероятна и одна...

     И на руках была,
и на воде держала,
и говорила, как звезда.

И молодая мать слезами умывала
лицо, которое единственно стояло,
когда все вещи, как тяжелая вода,
по кровле скатываясь,
     падали туда..

                  Приписка

Теперь молчи, душа, и кланяйся. Как встарь
списатель чудесем¹, вообразив тропарь –
светящий, радующий дом,
   из рук взлетающий легчайшим голубком
         внимания и осязанья
         через пустые времена –
   рыдая, просит наказанья:
как зимний путь, так ты, душа, темна,
как странствие без оправданья.
Ты тени тень,
ты темноты волна,
   как, плача, прочь идет она,
     когда свеча нам зажжена
       невероятного свиданья!

¹ Списатель чудесем – агиограф (цсл.), тот, кто пишет повествование о житии святого.
Дикий шиповник
Легенда вторая
Легенда шестая
Легенда седьмая. Смерть Алексия, Римского Угодника
Selva selvaggia
Прощание
То в теплом золоте, в широких переплетах…
Предпесня
Странное путешествие
Побег блудного сына
Легенда девятая. Отпевание монахини
 Сретение
Летят имена из волшебного рога…
Кот, бабочка, свеча
Пение
Вода-крестьянка
Восемь восьмистиший
В духе Леопарди
Две книги я несу, безмерно уходя...
Медленно будем идти и внимательно слушать...
Мне часто снится смерть и предлагает...
Преданья о подвижниках похожи...
Ни ангела, звучащего, как щель...
Три зеркала
Ветер прощанья
Где-нибудь в углу запущенной болезни...
Болезнь
Путешествие волхвов
Горная колыбельная
Утро в саду
Взгляд кота
Азаровка. Сюита пейзажей
Портрет художника на его картине
Легенда десятая. Иаков
Легенда одиннадцатая. Ужин
Легенда двенадцатая. Сергий Радонежский
Алатырь
Сказка
Сновидец
Как упавшую руку, я приподнимаю сиянье...
Постскриптум. Старый поэт
Copyright © Sedakova Все права защищены >НАВЕРХ >ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ > Дизайн Team Partner >