Об авторе
События
Книги

СТИХИ
ПРОЗА
ПЕРЕВОДЫ
ЭССЕ:
– Poetica  
– Moralia
ИНТЕРВЬЮ
СЛОВАРЬ
ДЛЯ ДЕТЕЙ

Фото, аудио, видео
О литургической поэзии. Комментарий восьмой. Стихира Крестопоклонной недели «Радуйся, живоносный Кресте»
Комментарий Ольги Седаковой вместе с комментарием о.Федора Людоговского был опубликован в журнале "Нескучный сад". На сайте они даются в обратной последовательности.
Ольга Седакова. Sub specie poeticae.

Эта стихира, хвалебное песнопение Кресту, несет в себе все черты хвалебной литургической поэзии, о которых мы писали в связи со стихирой «Совет превечный». Это такой же великолепный «словесный венок». Он тоже построен в форме приветствия («Радуйся»). В отличие от «Совета превечного», это песнопение заканчивается молитвой-просьбой.

Кресту посвящено множество песнопений и молитв. Литургические песнопения не устают славить Крест Христов как центр мироздания и центр духовной жизни христиан, связывая его с новыми и новыми образами и символами.

В нашей стихире два ряда образов: райский и военный. Они несут два контрастных смысла: уже обретенного вечного блаженства – и битвы, которая еще не кончена.

Первые четыре стиха уподобляют Крест, орудие позорной казни, Раю и Древу Жизни в Раю. Образ Креста как Рая (возвращенного Рая, Нового Рая) – древнейшая тема христианской мысли. Ее воплощает изумительная мозаика в древнем римском храме Св. Климента, где была утверждена славянская литургия4. Рай в нашей стихире предстает в традиционном образе сада, цветущих деревьев, сладостных плодов. Но прежде всего – это область Жизни (вечной жизни, бессмертия), того, что принес в мир Христос: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь, и имели с избытком» (Ин.10, 10). С изгнанием из Рая в мир вошла смерть. Крест именуется «живоносным», несущим жизнь: это та смерть, которая попрала смерть («смертию смерть попра»). На Кресте Христос обещает разбойнику: «Говорю тебе, ныне же будешь со Мною в Раю» (Лк.23, 43). Крест именуется Древом Жизни – тем древом, от которого Адам в «первом Раю» не вкусил. Эта бессмертная, нетленная Жизнь есть одновременно Слава.

Три срединных стиха вносят новую тему: действенность Креста. Она тройственная. Для бесов – это поражение, для ангелов – радость, для верующих – праздник. Интересно, что все три мира описываются тут как собрания: у бесов это «полчища» (т.е. беспорядочные множества); у ангелов – «воинства», стройно организованные ряды, «чины»; у верующих – «собрания», иначе говоря – «церкви». В практике благочестия Крест, его начертание и крестное знамение – самое сильное орудие против нечистой силы.

Два следующие стиха говорят об этой бранной силе Креста, уподобляя его надежной броне (славянское «оружие» – доспехи, щит) и нерушимой крепости. Косвенно это открывает характер «невидимой брани»: это не открытая великая битва Добра и Зла, некий Армаггедон, и тем более не завоевательный поход, а оборонительная война против врага, который постоянно нападает извне, снаружи.

Кончается собственно хвалебная песнь Кресту темой победы и прославления в земной (цари) и духовной (священники) брани.

Завершает хвалу прошение, которое вписывает прославление Креста, Поклонение ему в богослужебное время: это просьба в середине Великого Поста о том, чтобы нам было дано достичь его конца, Страстной и Воскресения.

Священник Федор Людоговский:

Великий пост длится шесть недель (седьмая неделя – Страстная – это, по сути, уже предпразднство Пасхи). В начале поста многие христиане усердно молятся, выстаивают продолжительные службы, проявляют строгое воздержание относительно пищи. Но 40 дней – немалый срок, и через две-три недели наступает утомление, нередко хочется расслабиться, дать себе поблажку. И в этот момент Церковь напоминает нам о Кресте, о смерти Христа – но – и о Его победе, о Воскресении. Это важное напоминание, поскольку Великий пост – это не замкнутая на себя аскеза, а наш путь к Пасхе через пустыню собственных страстей. И посреди этой пустыни мы видим Крест Господень – как источник живительной воды.
Опубликовано в журнале "Нескучный сад" (5.04.2013)

1 Многозначное славянское «красный» передает здесь ὡραῖος, зрелый, в цвету.

2 В греческом «царей». Тема Креста часто связывается в песнопениях с темой земного православного царя. Источник этого, вероятно, – видение Императора Константина («In hoc signo vinces» «Сим победиши», знамение Креста в небе во время бивы), с которого началась новая эпоха христианства, конец гонений и постепенное превращение христианства в государственную религию. Крест стал пониматься как опора христианского государства («жительства»), его властей и народа.

3 В греческом – Воскресения.

4 См. об этом мою работу «Рай: тема христианской мысли».
Поэзия и антропология
Поэзия и ее критик
Поэзия за пределами стихотворства
«В целомудренной бездне стиха». О смысле поэтическом и смысле доктринальном
Немного о поэзии. О ее конце, начале и продолжении
Успех с человеческим лицом
Кому мы больше верим: поэту или прозаику?
«Сеятель очей». Слово о Л.С.Выготском
Стихотворный язык: семантическая вертикаль слова
Вокализм стиха
Звук
«Не смертные таинственные чувства».
О христианстве Пушкина
«Медный Всадник»: композиция конфликта
Пушкин Ахматовой и Цветаевой
Мысль Александра Пушкина
Притча и русский роман
Наследство Некрасова в русской поэзии
Lux aeterna. Заметки об И.А. Бунине
В поисках взора: Италия на пути Блока
Контуры Хлебникова
«В твоей руке горит барвинок». Этнографический комментарий к одной строфе Хлебникова
Шкатулка с зеркалом. Об одном глубинном мотиве Анны Ахматовой
«И почем у нас совесть и страх». К юбилею Анны Ахматовой
«Вакансия поэта»: к поэтологии Пастернака
Четырехстопный амфибрахий или «Чудо» Пастернака в поэтической традиции
«Неудавшаяся епифания»: два христианских романа, «Идиот» и «Доктор Живаго»
Беатриче, Лаура, Лара:
прощание с проводницей
«Узел жизни, в котором мы узнаны»
Непродолженные начала русской поэзии
О Николае Заболоцком
«Звезда нищеты». Арсений Александрович Тарковский
Арсений Александрович Тарковский. Прощание
Анна Баркова
Кончина Бродского
Иосиф Бродский: воля к форме
Бегство в пустыню
Другая поэзия
Музыка глухого времени
(русская лирика 70-х годов)
О погибшем литературном поколении.
Памяти Лени Губанова
Русская поэзия после Бродского. Вступление к «Стэнфордским лекциям»
Леонид Аронзон: поэт кульминации («Стэнфордские лекции»)
Возвращение тепла. Памяти Виктора Кривулина («Стэнфордские лекции»)
Очерки другой поэзии. Очерк первый: Виктор Кривулин
Слово Александра Величанского («Стэнфордские лекции»)
Айги: отъезд («Стэнфордские лекции»)
Тон. Памяти Владимира Лапина («Стэнфордские лекции»)
L’antica fiamma. Елена Шварц
Елена Шварц. Первая годовщина
Елена Шварц. Вторая годовщина
Под небом насилия. Данте Алигьери. «Ад». Песни XII-XIV
Дантовское вдохновение в русской поэзии
Земной рай в «Божественной Комедии» Данте
Знание и мудрость, Аверинцев и Данте
Данте: Мудрость надежды
Данте: Новое благородство
О книге отца Георгия Чистякова «Беседы о Данте»
Всё во всех вещах.
О Франциске Ассизском
Об Эмили Диккинсон
Новая лирика Р.М. Рильке.
Семь рассуждений
«И даль пространств как стих псалма».
Священное Писание в европейской поэзии ХХ века
Пауль Целан. Заметки переводчика
На вечере Пауля Целана.
Комментарий к словарной статье
Из заметок о Целане
О слове. Звук и смысл
Об органике. Беседа первая
Об органике. Беседа третья
Весть Льва Толстого
Слово о Льве Толстом
Взгляд слуха.
К дню рождения В.В.Сильвестрова
Зерно граната и зерно ячменя
Два наброска о греческой классике, авангарде и модерне
О литургической поэзии. Комментарий первый. Утренние евангельские стихиры. Стихира глас восьмой.
О литургической поэзии. Комментарий второй. Воскресный тропарь 3 гласа «Да веселятся небесная»
О литургической поэзии. Комментарий третий. Сретенcкая стихира «Иже на херувимех носимый»
О литургической поэзии. Комментарий четвертый. Сретенская стихира «Ветхий деньми».
О литургической поэзии. Комментарий пятый. Молитва преподобного Ефрема Сирина
О литургической поэзии. Комментарий шестой. Песнопение Литургии Преждеосвященных даров «Ныне Силы Небесные»
О литургической поэзии. Комментарий седьмой. Стихира Благовещению Пресвятой Богородицы «Совет превечный»
 О литургической поэзии. Комментарий восьмой. Стихира Крестопоклонной недели «Радуйся, живоносный Кресте»
О литургической поэзии. Комментарий девятый. Тропарь преподобной Марии Египетской «В тебе, мати, известно спасеся»
О литургической поэзии. Комментарий десятый. Стихира Великой среды «Яже во многие грехи впадшая жена»
О литургической поэзии. Комментарий одиннадцатый. Тропарь Великого четверга
О литургической поэзии. Комментарий двенадцатый. Песнь приношения в Великую субботу «Да молчит всякая плоть»
О литургической поэзии. Комментарий тринадцатый. Тропарь Преображения Господня
О литургической поэзии. Комментарий четырнадцатый. Тропарь Успения Пресвятой Богородицы
Объяснительная записка. Предисловие к самиздатской книге стихов «Ворота, окна, арки» (1979-1983)
Прощальные стихи Мандельштама.
«Классика в неклассическое время»
Поэт и война. Образы Первой Мировой Войны в «Стихах о неизвестном солдате»
Copyright © Sedakova Все права защищены >НАВЕРХ >ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ > Дизайн Team Partner >