Об авторе
События
Книги

СТИХИ
ПРОЗА
ПЕРЕВОДЫ
ЭССЕ:
– Poetica  
– Moralia
ИНТЕРВЬЮ
СЛОВАРЬ
ДЛЯ ДЕТЕЙ

Фото, аудио, видео
К поэтике литургической поэзии
Преобразился еси. Тропарь Преображения Господня
Фрагмент книги: Ольга Седакова. Мариины слезы.
К поэтике литургических песнопений. Дух i Лiтера (Киев), 2017.
См. также второе издание: Ольга Седакова. Мариины слезы. Комментарии к православному богослужению. Поэтика литургических песнопений. Благочестие (Москва), 2017.
Греческий:

Μετεμορφώθης ἐν τῷ ὄρει Χριστὲ ὁ Θεός,
δείξας τοῖς Μαθηταῖς σου τὴν δόξαν σου,
καθὼς ἠδύναντο.
Λάμψον καὶ ἡμῖν τοῖς ἁμαρτωλοῖς,
τὸ φῶς σου τὸ ἀΐδιον,
πρεσβείαις τῆς Θεοτόκου,
φωτοδότα δόξα σοι.

Церковнославянский:

Преобразился еси на горе, Христе Боже,
показавый учеником Твоим славу Твою,
якоже можаху,
да возсияет и нам, грешным,
Свет Твой присносущный
молитвами Богородицы,
Светодавче, слава Тебе.

Перевод иеромонаха Амвросия (Тимрота):

Преобразился Ты на горе, Христе Боже,
показав ученикам Твоим славу Твою,
насколько это было для них возможно.
Да воссияет и нам, грешным,
свет Твой вечный,
по молитвам Богородицы;
Податель света, слава Тебе!

Тропарь Преображения построен просто. Первая его часть – три стиха – очень кратко излагает событие, которое празднуется: как обычно, в богословской перспективе и, как обычно, в форме обращения, во втором лице: «Преобразился Ты на горе». Богословский комментарий тропаря предельно сжат: сказано, что Преображение – это явление Христа во славе, что слава эта, слава Божия, принадлежит Ему («славу Твою») и что возможность видеть эту славу у человека весьма ограничена.

О связи Преображения со Страстями (Преображение произошло незадолго до Крестных страданий Христа, хотя в церковном календаре оно оказалось от них отодвинуто) тропарь молчит; об этом говорит кондак праздника:

На горе преобразился еси,
и якоже вмещаху ученицы Твои,
славу Твою Христе Боже видеша:
да егда Тя узрят распинаема,
страдание убо разумеют вольное,
мирови же проповедят: яко Ты еси воистинну
Отчее сияние.

На горе преобразился Ты,
и, насколько могли вместить это ученики Твои,
славу Твою, Христе Боже, они увидели:
чтобы, когда увидят они, как Тебя распинают,
понимали, что это (Твое) добровольное страдание,
и миру принесли весть,
что Ты воистину –
сияние Отца.

О ветхозаветных прообразах явления славы Господней на горе Моисею и Илие говорят библейские паремии и другие праздничные песнопения.

В отличие от многих праздничных тропарей и кондаков, в преображенском тропаре речь ведется в прошедшем времени, а не в настоящем (ср. «Днесь спасения нашего главизна», тропарь Благовещения; «Дева днесь Пресущественнаго раждает», кондак Рождества; «Явился еси днесь вселенней», кондак Крещения; «Днесь благоволения Божия предображение», тропарь Введения во Храм; «Дева днесь предстоит в церкви», кондак Покрова и др.). Можно предположить, что эта форма повествования избрана неслучайно: тропарь Преображения (как и кондак этого праздника) говорит об этом событии как о случившемся единожды1, он не хочет представить его как происходящее сейчас («днесь»), перед глазами собравшихся. Увидеть свет Преображения страшно и непосильно даже избранным ученикам, что отмечено в третьем стихе: они видели славу Божию, якоже можаху – насколько это было в их силах. Евангельское повествование и иконография Преображения изображают ужас учеников, «павших на лица свои» (Мф. 17:6). И потому, вероятно, появляется в следующем стихе редкое для праздничных песнопений (и естественное в молитвах) воспоминание о грехе: Да воссияет и нам, грешным. О том, чтобы удостоиться видения этого «присносущного», то есть несотворенного, нетварного, невещественного света, чтобы он «просиял и нам», просит вторая часть тропаря, прямо переходящая в славословие Христу, Подателю Света.

Естественно, основной мотив тропаря – свет: его несут слова «свет», «воссияет», «светодавец», «слава» (о том, что библейская слава имеет световую природу или проявляется как свет, мы уже говорили).

И сам праздник Преображения, и Свет, который был явлен на Фаворе, входят в самую сердцевину православной традиции и составляют ее своеобразие. Фаворский свет, божественные энергии, нетварная благодать – важнейшие темы православного богословия, православной мистики и молитвенной практики. Второе воскресение Великого поста посвящено свт. Григорию Паламе, «проповеднику благодати», как говорит о нем его тропарь. В центре его учения располагается нетварный свет, тот, который якоже можаху видели на Фаворе ученики и к которому – путем особого молитвенного делания – стремится человек.

Но почему тропарь, прося о том, чтобы и нам было дано видеть «свет присносущный», обращается с этим к Богородице («молитвами Богородицы»)? Ведь во всех повествованиях синоптиков о Преображении речь о Богородице не заходит; в этом событии Она как будто не участвует. Можно предположить, что это обращение связывает Преображение, явление Христа во славе, с Рождеством. В самом начале наших комментариев мы говорили об истолковании Рождества в тропаре как откровения света. В евангельских повествованиях о Преображении белизну света, который окружает Христа, евангелист сравнивает с выбеленными холстами – как будто овеществляется стих псалма: «Одеяйся светом яко ризою» (Пс. 103:2)2. Христос облекается светом, как одеянием, но Он и есть Свет: «Свет от Света» (Символ веры); «свет неприступный» («пришел еси и явился еси, Свет Неприступный», кондак Крещения). На земле Свет «возсия» (зажегся) в Богородице: «Из Тебе бо возсия Солнце правды Христос Бог наш» – с глаголом из нашего тропаря: «да возсияет» (тропари Рождества Богородицы и Сретения). Христос является на Фаворе во славе («показа учеником Своим славу Свою»). Но Он и есть Слава Божия, «Слава Бога Отца» (Флп. 2:11), и потому Богородица именуется «священное сокровище славы Божия» (кондак на Введение во Храм).

Тема «света Христова» и Христа – Света – любимая тема множества литургических песнопений, включающих в себя стихи псалмов и другие цитаты Св. Писания: «во свете Твоем узрим свет» (Пс. 35:10); «Свет истинный, иже просвещает всякаго человека грядущаго в мир» (Ин. 1:9). Заключительная молитва Первого часа дает что-то вроде световой суммы православной мысли: «Христе, Свете истинный, просвещаяй и освящаяй всякаго человека, грядущаго в мир, да знаменается на нас свет лица Твоего, да в нем узрим свет неприступный» – «Христос, истинный Свет (также Свет истины), Который просвещает и освящает каждого человека, приходящего в мир! Пусть знаменуется на нас свет лица Твоего, чтобы в нем (при нем)3 увидели мы свет неприступный».

По свидетельству всех трех синоптиков, апостол Иоанн был одним из трех свидетелей Преображения – и, однако, в его повествовании этот эпизод отсутствует. Но след – или плод – этого опыта лежит в сердцевине пролога к Евангелию от Иоанна, к Иоаннову богословию света, которое всегда излагается как богословие свидетельское: «и видехом славу Его, славу яко единороднаго от Отца» – «и мы видели…» (Ин. 1:14).

1 В «Августе» Б. Пастернака явление фаворского света представлено как вошедшее в обиход, регулярное:

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора.

2 Этот библейский стих и – вместе с ним – мотив одеяния с особой силой звучит в песнопениях Страстной седмицы, в связи с «разделением риз» и обвиванием «плащаницей чистою».

3 Явление «света лица» Божия в библейских употреблениях понимается как благоволение, благословение. То есть при благоволении Божием человек увидит неприступный (божественный) свет.
Поэзия и антропология
Поэзия и ее критик
Поэзия за пределами стихотворства
«В целомудренной бездне стиха». О смысле поэтическом и смысле доктринальном
Немного о поэзии. О ее конце, начале и продолжении
Успех с человеческим лицом
Кому мы больше верим: поэту или прозаику?
«Сеятель очей». Слово о Л.С.Выготском
Стихотворный язык: семантическая вертикаль слова
Вокализм стиха
Звук
«Не смертные таинственные чувства».
О христианстве Пушкина
«Медный Всадник»: композиция конфликта
Пушкин Ахматовой и Цветаевой
Мысль Александра Пушкина
Притча и русский роман
Наследство Некрасова в русской поэзии
Lux aeterna. Заметки об И.А. Бунине
В поисках взора: Италия на пути Блока
Контуры Хлебникова
«В твоей руке горит барвинок». Этнографический комментарий к одной строфе Хлебникова
Шкатулка с зеркалом. Об одном глубинном мотиве Анны Ахматовой
«И почем у нас совесть и страх». К юбилею Анны Ахматовой
«Вакансия поэта»: к поэтологии Пастернака
Четырехстопный амфибрахий или «Чудо» Пастернака в поэтической традиции
«Неудавшаяся епифания»: два христианских романа, «Идиот» и «Доктор Живаго»
«Узел жизни, в котором мы узнаны»
Непродолженные начала русской поэзии
О Николае Заболоцком
«Звезда нищеты». Арсений Александрович Тарковский
Арсений Александрович Тарковский. Прощание
Анна Баркова
Кончина Бродского
Иосиф Бродский: воля к форме
Бегство в пустыню
Другая поэзия
Музыка глухого времени
(русская лирика 70-х годов)
О погибшем литературном поколении.
Памяти Лени Губанова
Русская поэзия после Бродского. Вступление к «Стэнфордским лекциям»
Леонид Аронзон: поэт кульминации («Стэнфордские лекции»)
Возвращение тепла. Памяти Виктора Кривулина («Стэнфордские лекции»)
Очерки другой поэзии. Очерк первый: Виктор Кривулин
Слово Александра Величанского («Стэнфордские лекции»)
Айги: отъезд («Стэнфордские лекции»)
Тон. Памяти Владимира Лапина («Стэнфордские лекции»)
L’antica fiamma. Елена Шварц
Елена Шварц. Первая годовщина
Елена Шварц. Вторая годовщина
Под небом насилия. Данте Алигьери. «Ад». Песни XII-XIV
Беатриче, Лаура, Лара:
прощание с проводницей
Дантовское вдохновение в русской поэзии
Земной рай в «Божественной Комедии» Данте
Знание и мудрость, Аверинцев и Данте
Данте: Мудрость надежды
Данте: Новое благородство
О книге отца Георгия Чистякова «Беседы о Данте»
Данте. Чистилище. Песнь первая
Всё во всех вещах.
О Франциске Ассизском
Об Эмили Диккинсон
Новая лирика Р.М. Рильке.
Семь рассуждений
«И даль пространств как стих псалма».
Священное Писание в европейской поэзии ХХ века
Пауль Целан. Заметки переводчика
На вечере Пауля Целана.
Комментарий к словарной статье
Из заметок о Целане
О слове. Звук и смысл
Об органике. Беседа первая
Об органике. Беседа третья
Весть Льва Толстого
Слово о Льве Толстом
Взгляд слуха.
К дню рождения В.В.Сильвестрова
Зерно граната и зерно ячменя
Два наброска о греческой классике, авангарде и модерне
К поэтике литургической поэзии. Вступительные заметки
К поэтике литургической поэзии. Мариины слезы. Утренние евангельские стихиры, стихира 8 гласа
К поэтике литургической поэзии. Да веселятся небесная. Воскресный тропарь 3 гласа
К поэтике литургической поэзии. Иже на херувимех носимый. Стихира Сретения
К поэтике литургической поэзии. Ветхий деньми. Стихира Сретения
К поэтике литургической поэзии. Господи и Владыко живота моего. Молитва преподобного Ефрема Сирина
К поэтике литургической поэзии. Ныне Силы Небесные. Песнопение Литургии Преждеосвященных даров
К поэтике литургической поэзии. Совет превечный. Стихира Благовещению Пресвятой Богородицы
К поэтике литургической поэзии. Радуйся, живоносный Кресте. Стихира Крестопоклонной недели
К поэтике литургической поэзии. В тебе, мати, известно спасеся. Тропарь преподобной Марии Египетской
К поэтике литургической поэзии. Господи, яже во многие грехи впадшая жена. Стихира Великой Среды
К поэтике литургической поэзии. Егда славнии ученицы. Тропарь Великого Четверга
К поэтике литургической поэзии. Да молчит всякая плоть. Песнь приношения в Великую Субботу
 К поэтике литургической поэзии. Преобразился еси. Тропарь Преображения Господня
К поэтике литургической поэзии. В рождестве девство сохранила eси. Тропарь Успения Пресвятой Богородицы
Объяснительная записка. Предисловие к самиздатской книге стихов «Ворота, окна, арки» (1979-1983)
Прощальные стихи Мандельштама.
«Классика в неклассическое время»
Поэт и война. Образы Первой Мировой Войны в «Стихах о неизвестном солдате»
О чем Тристан и Изольда?
Copyright © Sedakova Все права защищены >НАВЕРХ >ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ > Дизайн Team Partner >